Газета «Вестник»
Архив

№ 10 (790)
17 марта 2006


Заголовки в формате RSS

Искусство как терапия


Когда мы что-то рисуем, то, как правило,

не задумываемся над значением изображенных объектов. Однако квалифицированный психотерапевт,

или арт-терапевт, видит в рисунке внутренний мир человека, и даже большее.

Арт-терапия

в идеале

О том, что такое арт-терапия и что может отразить обычный рисунок, рассказывает арт-терапевт, директор Центра социальной адаптации и делового развития молодежи “Перспектива” Маргарита Сенчищева.

— Все виды изобразительного искусства, в том числе и рисование, очень эффективно используются в арт-терапии. Но здесь необходимо сразу провести грань между искусством как арт-терапией и искусством как обучением. Арт-терапия — это психологическое направление, которое дает возможность человеку самовыразиться в любом творческом продукте: рисунке, танце, песне, спектакле. Здесь специальная подготовка и художественный талант не имеют никакой роли, художественных умений от процесса человек тоже не получает. На арт-терапевтических занятиях идет терапевтическая и коррекционная работа, которая сочетается с косвенной диагностикой и решением некоторых воспитательных задач. Оценочных суждений и отметок, соответственно, тоже нет. Цель психотерапевта состоит в создании комфортного пространства для пациента, чтобы он мог себя проявить и открыть новые для него ресурсы. Искусство как обучение предполагает процесс правильного научения, приобретения конкретных художественных способностей. Конечный результат — умение петь, рисовать, танцевать — всегда оценивается педагогом.

— Что означают понятия “коррекционная работа” и “косвенная диагностика”, например в рисовании?

— Коррекция связана с устранением проблем в личности пациента сначала на бумаге, а затем в жизни. Например, рисует человек упавший бутон розы, потом подрисовывает стержень, поднимая бутон. Но, делая это на листе, он поднимает свою голову и в жизни, повышая самооценку и открывая новые возможности. Косвенная диагностика означает, что терапевт получает информацию о пациенте, но о его проблемах не говорит. Человек сам рассказывает о рисунке, в процессе чего и приходит осознание личностных трудностей. “Золотой” вопрос арт-терапевта: “Что это означает для вас?”

— На какую аудиторию рассчитана арт-терапия?

— Ограничений нет. Возраст, степень умственного развития, профессия не имеют значения. Иногда коммерческие фирмы заказывают групповые занятия, чтобы понять проблемы коллектива и сплотить его. Серьезным дядям и тетям даются огромный лист бумаги, краски, фломастеры, карандаши. Совместный процесс рисования четко показывает распределение жизненных ролей: лидер, аутсайдер, помощник. Арт-терапию мы используем и для социализации детей с ограниченными возможностями. В этом направлении нам большую помощь оказывают студенты и преподаватели Ульяновского госуниверситета.

— Что рисуют взрослые люди?

— Абсолютно все: домики, человечков, квадратики. Причем часто уходят мысленно в детство. Практика показывает, что даже рисунки профессиональных художников состоят из каракуль и загогулен.

— Какие принципиальные различия зарубежной арт-терапии и российской?

— Само определение арт-терапевта и его назначение. За границей арт-терапевт владеет психоанализом, определенным видом искусства и отдельно арт-терапией как направлением. У нас пока второе звено отсутствует, а иногда и третье. Нашим психотерапевтам интересно ставить диагнозы и озвучивать действия пациента, а зарубежные специалисты считают, что идеальный арт-терапевт — молчаливый терапевт, который лишь наблюдает за пациентом и сопровождает его. В зарубежной практике распространены смешанные занятия, на которых не разделяют группы на умственно отсталых и больных и здоровых. В России считается, что и в первом, и во втором случае необходим индивидуальный подход.

Арт-терапия

на практике

Первые шаги в арт-терапии делают студенты факультета культуры и искусства. Они же — партнеры Маргариты Сенчищевой по осуществлению арт-проектов. Юлия Колпакова, Ольга Никитина и их преподаватель Наталья Ушакова делятся опытом. В волонтерскую группу входят также Олеся Бабарыкина, Галина Куташева, Кира Романченко.

— С Маргаритой Вячеславовной у нас уже было два совместных проекта — первый состоялся в Максимовском детском доме в рамках спортивной олимпиады для детей с ограниченными возможностями, второй организовали на двух городских площадках, на которых собрались все дети, кто пожелал. Проекты проходили в форме праздников или, точнее сказать, в форме творческих беспорядков. Для детей заранее заготавливались снежные фигурки, которые необходимо было раскрасить. На первый взгляд, ничего особенного — взял кисть и раскрасил, но именно такие мероприятия зачастую выявляют богатый творческий и эмоциональный потенциал детей. Разницы в творческом процессе между обычными детьми и их сверстниками с ограниченными возможностями абсолютно не наблюдается. У всех огромное желание рисовать, все улыбаются и хотят проявить себя. Самое удивительное, что с детьми-инвалидами работать даже легче. Они более открыты для общения и у них больше стремления, несмотря на недуг, довести начатое дело до конца.

— С какими проблемами вы встречаетесь в работе?

— В основном с воспитателями и учителями детей. У нас разные подходы в использовании изобразительного искусства. Для нас это терапия, поэтому правильность результата роли не играет, и оценки за творчество мы не выставляем. Для педагогов же из образовательных учреждений  — это прежде всего урок, на котором воспитанники обязаны делать все правильно. Они считают, если детям необходимо разукрасить цыпленка, то он обязательно должен быть желтым и ни в коем случае красным или синим. Еще огорчает недопонимание сверстников. Многие думают, что мы работаем за деньги. Когда же получают отрицательный ответ, начинают говорить: “Вам делать больше нечего, как время на всяких тратить?” Конечно, фраза “Не все измеряется деньгами” банальна. Но когда видишь, что можешь помочь одиноким и больным детям, сделать их жизнь хоть на мгновение светлее, когда они ждут и радуются твоему приезду, то оставаться в стороне просто жестоко.

— Есть ли у вас планы на будущее?

— Планируем проводить в “Перспективе” мастер-классы терапевтического направления для взрослых и детей по работе с батиком, с масками или другими материалами. Наш ближайший социо-культурный арт-проект «Ульяновск вчера, сегодня, завтра — глазами молодежи». Хотим попробовать изменить настрой и ауру людей, с которыми работаем и будем работать, чтобы видеть их более оптимистичными и улыбчивыми.

Татьяна Кравцова

Предыдущая статья  Следующая статья
Архив
Ульяновский государственный университет

Главный редактор: Хохлов Д.Г.

Адрес:
432700 г.Ульяновск
ул. Водопроводная, д.5

Телефоны:
67-50-45, 67-50-46

Газета зарегистрирована
28.03.1996 г. Поволжским регионалным управлением Госкомпечати. С 1335.

Site design:
Виорика Приходько

Programming:
Олег Приходько,
Константин Бекреев,
Дмитрий Андреев

[Valid RSS]


Свежий номер   |   О нас   |   Для рекламодателей   |   Доска объявлений   |   Письмо в редакцию   |   Ссылки

Copyright © Вестник, 2001-2019